у собаки пятый палец на задней ноге раздвоен

Православное миссионерское общество имени прп. Серапиона Кожеозерского

.

Тувино-русский словарь / Тыва-орус сөстук

Введите тувинское слово или его начальные буквы, чтобы просмотреть словарные записи, соответствующие поисковой фразе.

а союз против. а; мен чоруптайн, а сен артып кал я ухожу, а ты оставайся; бо далай эвес, а хөл--дүр это не море, а озеро; кыш дүшкен, а хар ам-даа чагбаан на­ступила зима, а снега ещё нет; бо тоол эвес, а херек кырында болган чүве-дир это не сказка, а быль; ◊ а чүл дизе а именно; а чүл ынчаш? а что именно?

аа I межд. а!, ай!, ах!; аа, бо силер ышкажыңар чүл! а, это вы!; аа, силер чанып келген ышкажыңар чүл! а, вы, оказывается, вернулись!; экизин аа! ай, как хорошо [здесь]!; ср. ах.

аа III молозиво; инек аазы молозиво коровы; авазының аазын эмген акымна сээң чоргаарыңны! погов. какой же ты гордый, брат мой родной, материнским молозивом вскормленный!; ср. уурак.

аажок очень, сильно, необычайно, чрезвычайно, страшно; шөлде улус аажок хөй на площади очень много народа; колхозтарның малы аажок өскен поголовье скота в колхозах сильно возрос­ло; авам аажок өөрээн моя мать страшно обрадовалась; аажок улуг огромный, громадный, грандиозный, гигантский, титанический, исполинский; ачам аажок улуг адыг даялап каан мой отец убил огромного медведя; ср. дыка, кончуг, хөлчок.

аажылаар /аажыла> 1) обращаться с кем-чем-л., относиться к кому-чему-л. (каким-л. образом); эки аажылаар хорошо обращаться; бак аажылаар плохо обращаться; 2) вести себя, посту­пать (каким-л. образом); кара туразында аажылаар поступать самовольно, самовольничать; ср. чаңнаар.

аажы-чаң нрав, нОров, характер; манера; поведение; кадыг аажы-чаң крутОй нрав; аажы--чаңы эки кижи человек дОброго нрава (с хорОшим характером); аажы-чаңы бак кижи человек дурнОго нрава (с дурнЫм характером);

Источник

Он сидел на месте бортинженера «Аппалузы», деревенел спиною и тревожно вглядывался в экран локатора, с краю которого зеленел мерцающий овал – отражение чужого корабля. «Попадос», как Витя говорит…

Командир и пилот батискафа Виктор Волин – розовощекий плечистый парень – горбился перед своим пультом, нежно поглаживая мягкие рукоятки штурвала.

– Не грузись, – посоветовал Виктор. – Знаешь, сколько таких, как мы, по океану шарится? – Подавшись к экрану, командир потёр щетинистый подбородок. – Обводы знакомые… Вроде как БПГ. Слышь, Тим?

– Пять тысяч двести, – негромко отрапортовал Тимофей. Хладнокровие друга (или легкомыслие?) малость подуспокоили его. – Азимут сто девяносто, скорость двадцать узлов.

– Витя, нам подсунули старье и ломье. Реактор конченый, аккумулятор пробивает на корпус, комп виснет, а чтобы заработал монитор, надо по нему стукнуть. Но не сильно, иначе вообще перестанет показывать…

– Чё ты хочешь, – проговорил он с горечью. – За наши деньги только такой и купишь… Там ребята из Океанского патруля «Дип стар» предлагали – почти что новый батик, так за него столько просили, что… Короче, полжизни надо работать и копить до посинения! Пипец…

– Ты чё, с дуба рухнул?! Да за нами тогда бы вся толпа рванула! Знаешь, сколько разговоров ходит про тот, последний рейс «Голубки»? Одни божатся, будто на борту атомарины уплыли вожди «золотых» – поняли, что победа им не светит, а Второй Гражданской капец настаёт. Другие верят, что у ней трюмы забиты всяким там искусством…

– Да она взаправду его везла! – с жаром отозвался Волин. – Я ж тебе рассказывал! Отступали когда «золотые», они свой любимый металл прихватили – полностью выпотрошили сейфы Планетарного банка, четыреста тонн в слитках! Понимаешь, в чём изюминка? А если мы «Голубку» отыщем, то так разбогатеем, что…

Виктор замотал головой, не находя слов для выражения.

Источник

Неплохой сюжет - эпидемия бешенства по всему миру, русские на курорте в Тунисе пытаются выжить. В книге есть откровенные сцены.Впечатление слегка омрачено видением мира от автора - роисся вперде, мочи чурок (кроме тех кто за нас), и всяких прочих англичан, топчи девок.

Продолжение "Колониста", на этот раз без попаданства. ГГ дорос до магната, политика, генерала в войне за независимость.Тоже очень хорошо, но первую часть читать было интереснее.

Открыл, и пришлось читать до конца, т.к. не смог остановиться, закончил где-то к 23:00. Чудесно! Попаданство соотечественника в 18й век в колонии Англию (теперь США), но есть нюанс, да-с. Повествование ведется не от попаданца, а от его приятеля, который пропускает прожекторские идеи попаданца через призму тогдашней реальности и растет над собой. С развитием сюжета в первой книге роль попаданства уменьшается, и в начале второй книги, увы, совсем исчезает, пока не дочитал.

Книга, конечно, хороша, но отчего же автор так не любит русских? Чтов первой части, что в этой. И вроде бы в третьей, заключительной, то же самое.

Муть редкостная, повёлся на объём и еле домучил, хотя на хрена себя мучил, ладно о "книжке", если взять выражение "болтается, как гуано в проруби", то эти 1912 страниц текста, как раз это и описывают, причём гуано(главный героин) настолько высохшее, что оно ни не тонет, ни не воняет, очень скучно и задурно...

Путешествие на «Тригле» (fb2)

- Путешествие на «Тригле» 3233K, 143с. (скачать fb2) - Святослав Владимирович Сахарнов

Прямо передо мной возвышался белоснежный борт теплохода. На белой краске горели бронзовые окошки — иллюминаторы. Загорелые матросы, как обезьяны, бегали по крутым лестницам.

Рассекая толпу, как ледокол, он повел меня вдоль причала. В самом конце пристани стояла маленькая, выкрашенная в грязно-зеленый цвет шхуна. На ее носу белыми буквами было н

Источник

Шведский писатель Карл-Йоганн Вальгрен — яркая звезда современной скандинавской литературы. Его произведения победно шествуют по Европе, покоряя читателей удивительными сюжетами, предвидеть и постичь ход которых невозможно до самого финала.

Главный герой романа «Ясновидец» лишен от природы того, чем обладает каждый человек, но врожденные изъяны компенсируются уникальными способностями. Он стоит перед выбором — объявить людей носителями Зла и увлечь себя в безумие, либо выстроить собственный мир и прийти к согласию с окружающими. Он стоит на грани между Добром и Злом, между местью и прощением, убийством и жизнью… Он — ясновидец.

Дорогая фрекен Фогель, Прежде всего мне хочется поблагодарить вас за визит, оставивший так много прекрасных воспоминаний. Надеюсь, мне удалось ответить на некоторые из волновавших вас вопросов. Наука о происхождении имен, как, впрочем, и многие другие отрасли науки, лежит за пределами моих горизонтов, но в нашем случае трудно не сделать тот же вывод, что и вы — ваша фамилия унаследована по матери.

К тому времени он достиг почтенного возраста — сто один год. Мне в том же году исполнилось восемь. Это было задолго до того, как массовый туризм превратил Марта Вайнъярд в своего рода музей на открытом воздухе, вы наверняка заметили это во время вашего чересчур, к сожалению, краткого пребывания на острове… Я называл его дедушкой, хотя это не совсем верно — он пережил всех своих детей и, по сути, приходился мне прадедушкой.

Прилагаемые мною заметки основаны, с одной стороны, на его рассказах, главным образом моим старшим сестрам, хотя и мне тоже, а с другой стороны, на моих изысканиях о его жизни, предпринятых более чем полвека спустя. Все, что мне удалось раскопать в немецких архивах, разумеется, в полном вашем распоряжении. Особенно интересны выписки из кенигсбергских архивов; оригиналы к сожалению, погибли в пламени во

Источник

Впервые на русском языке публикуется роман Милана Кундеры (знаменитого автора книг «Шутка», «Вальс на прощание», «Невыносимая легкость бытия», «Бессмертие», «Неведение», «Нарушенные завещания» и др.) «Жизнь не здесь», написанный в 1970 году и повествующий о судьбе молодого поэта в эпоху террора, когда «поэт и палач властвовали рука об руку». В рамках индивидуальной биографии перед читателем разворачивается рассказ о любви и предательстве, о поэтическом таланте и политическом конформизме, о столкновении лирического сознания с юношеским себялюбием, о сопряжении Поэзии и Истории. По словам самого автора, это книга о том, как поэзия в «один роковой день» превращается «в искусство, приукрашивающее зверства», улыбаясь миру «кровавой улыбкой невинности».

Милан Кундера. Жизнь не здесь Milan Kundera. Zivot je jinde, 1973 Азбука-классика 2008 Перевод Нина Михайловна Шульгина Оформление Вадим Пожидаев ISBN 978-5-91181-673-5 (Азбука. The Best)

Когда мать поэта думала о том, где был зачат поэт, в расчет принимались лишь три возможности: вечером в парке на скамейке, однажды днем в квартире, принадлежавшей приятелю отца поэта, или же утром в романтической местности неподалеку от Праги.

Когда подобным вопросом задавался отец поэта, то приходил к заключению, что поэт был зачат в квартире его приятеля, ибо тот день был сплошь невезучим. Мать поэта отказывалась идти в квартиру приятеля, они дважды поссорились, дважды помирились, отдались любви, но звук повернутого ключа в соседней квартире напугал мать, они замерли и лишь спустя время утолили желание, правда, уже в состоянии обоюдной нервозности, которую отец считал повинной в зачатии поэта.

жила была собака стихотворение
Задачи: Познакомить обучающихся со стихотворением И. Пивоваровой “Жила-была собака”. Развивать воображение, связную речь, навыки выразительного чтения; развивать творческие способности обучающихся.

Прозве

Однако мать поэта не допускала мысли, что поэт был зачат в чужой квартире (в обстановке холостяцкого беспорядка она с брезгливостью оглядывала расстеленную постель, где на простыне валялась чья-то мятая пижама), равно

Источник

Конспект по Системно-векторному психоанализу В.К.Толкачева

В 1908 году в журнале Рsychiatrisch-Neurologische Wocheschrift (№ 52) под редакцией доктора Joh. Bresller была опубликована статья З. Фрейда «Характер и анальная эротика».

По меткому выражению Натальи Николаевны Трауготт, виднейшего психофизиолога СанктПетербурга: «... Это была, пожалуй, самая скандальная работа З. Фрейда». На русском языке эта статья появилась в 1923 году в сборнике трудов «Психологическая и психоаналитическая библиотека», вып.5, Гос. Изд. М.,П.,1923. Такие сборники издавались в России уже при советской власти под редакцией профессора И. Д. Ермакова. Тираж издания был небольшой и указанные труды быстро стали библиографической редкостью.

Надо заметить, что издание и переиздание трудов по психоанализу в советской России после 1937 года прекратилось почти полностью на полвека, вплоть до 1987. Однако русское зарубежье делало все возможное для сохранения и развития русской психоаналитической культуры. Например, издательство Бронкса (Стокгольм) в 1986 году переиздало пятый выпуск трудов «Психоаналитической библиотеки» И. Д. Ермакова. Книга называлась «З. Фрейд. Эротика, психоанализ и учение о характерах». Возможно, некоторое количество экземпляров этой книги дошло до русского читателя. В период советского эксперимента специалисты российского психоанализа, лишенные возможности говорить вслух (через печать), тем не менее, продолжали «говорить шепотом».

загадки о собаке с вопросами только собаках
3) содействовать развитию творческих способностей, познавательных интересов учеников, развитию инициативы и самостоятельности;

4) способствовать воспитанию умения радоваться творческим находкам, маленьким откры

Например, еще со времен первой (хрущевской) перестройки в Ленинграде с завидной регулярностью работал культурологический семинар сексолога с мировым именем профессора С. С. Либиха, на котором часто и далеко не шепотом обсуждались в том числе и психоаналитические проблемы. Эффективность этой работы «шепотом» проявилась в новейшие времена. Теперь, когда можно «все, что не запрещено», возник шквал психоаналитической литера

Источник

В настоящее издание включены две повести «Обработно — время свадеб» и «Последний колдун», в которых действуют одни и те же герои и по существу они составляют художественный роман о жизни народа проживающего на севере России у самого края моря.

Автор раскрывает внутренний мир и естественные, истинные чувства любви своих героев, проявление заботы и внимания к людям, готовности оказать им помощь, не утраченные несмотря на суровые условия жизни и различные обстоятельства в отношениях и быте.

Третья автобиографическая повесть «Сон золотой» вошедшая в книгу, продолжает главную идею и размышления автора о том, что качества личности, поступки и действия определяются силой духа и верой в праведность своей жизни.

Приходит и в Поморье самая красивая пора, когда зароды завершены и луга покрыты серебристой отавой; когда убран хлеб и пахнут поля спелой землей; когда срублена капуста и в зеленых бросовых листьях копится прозрачная дождевая вода; когда выкопан картофель и вкусно засолились в бочонке маслянистые грузди… Это неповторимая пора конца сентября, и зовут ее в Поморье обработным. Значит, отработались, свою должность хлеборобческую на земле исполнили. И тогда начинают варить брагу, играть свадьбы и петь песни.

Только однажды Нечаева Параскева Осиповна попыталась ужиться в городе. Собиралась-то долго, всяких солений-варений упаковала, рыбы сушеной корзину увязала да кадушку харюзов кисленьких, ведь с пустыми руками суеверно ехать, не иждивенка какая, не параличная.

В общем, собиралась долго, а пожила мало. Показался ей в Архангельске и чай невкусный, вода больно пахучая, медициной отдает, и бани-то грязные, слизкие, словно век не моют, да и народу набивается туда, как на венике листьев.

Но еще печальнее — Параскева везде боялась опоздать: то казалось, что трамвай убежит из-под самого носа, а потому она толкалась в дверях железными с

Источник